efilinov (efilinov) wrote,
efilinov
efilinov

«НЕ ГАЗОМ ЕДИНЫМ»

Эпизод четвертый – «бело-сине-красный»


Следующий политический облом, по всем законам жанра, должен произойти в самом центре событий – в российской столице. И хотя этот захватывающий эпизод только начинает разворачиваться, нет уже никакого сомнения, что состоится очень крупный облом, потому что в политической гонке участвуют две примерно равные стороны, и одной из них придется уступить.
Нет, если сравнивать подконтрольный экономический потенциал, то у выпускников ленинградских вузов сегодня подавляющий перевес. Но вот с точки зрения символического капитала, который единственно и важен в большой политике, у «питерских» есть очень даже серьезный конкурент – «московские».
Нетрудно заметить, что на рубеже двух веков российские политики очень активно использовали именно постсоветскую символику, и «питерские» преуспели в этом больше. Достаточно вспомнить заимствованный Путиным имидж «Штирлица» или музыку Александрова в новом «старом гимне». Однако кроме «Патриотической песни» Глинки других реальных жертв на алтарь постсоветской символики не нашлось. Более того, с улиц Москвы один за другим стали исчезать самые мощные символы советской эпохи.
Первым на долгоиграющую реставрацию отправился самый главный символ Москвы советской – скульптура Мухиной «Рабочий и колхозница». Это то же самое, что разобрать статую Свободы в Нью-Йорке. Затем настала очередь еще одного всемирно известного символа – гостиницы «Москва», облик которой известен каждому отечественному и зарубежному почитателю настоящей русской водки «Stolichnaya». Вслед за «Москвой», которую все же обещают воссоздать, в безвозвратное небытие отправилась «Россия». А недавно вышло решение мэрии о капитальном ремонте еще одного советского символа – памятника покорителям космоса.
Опять возникает тот же самый вопрос – сознательно или интуитивно действовали «московские», демонтируя символы советской эпохи? Но результат налицо – постсоветская символика, на которой выстраивали политику «питерские» очень быстро сошла на нет и потеряла силу. На смену ей пришла другая символика, которую в прежние советские времена назвали бы «белогвардейской». Вместо праздника 7 ноября теперь новый праздник – День победы над поляками (а равно над белорусами и казаками) 4 ноября, имеющий однозначное православно-монархическое звучание. Вместо постсоветских демонстраций и митингов теперь в новостях по любому поводу показывают молебны и крестные ходы.
Нужно ли напоминать, что на этом постимперском символическом поле наибольший задел в виде возрожденного Храма Христа Спасителя был и остается у «московских», точнее лично у мэра Лужкова. Но и «питерские» не лыком шиты, точнее лично президент Путин. Скорость, с которой он наверстывает отставание, впечатляет, начиная с православного молебна после официальной инаугурации. Правда, в рамках возрождаемого «православно-монархического» дискурса, президент больше упирает на имперские символы, такие как Константиновский дворец в Стрельне.
Еще одним важным символом на стороне «питерских» может стать обновленный к президентским выборам 2008 года Большой театр, который вернет себе облик императорского, без советского герба. Поэтому не стоит удивляться тому, что мэр Лужков озаботился недостаточной проработкой геологической подосновы и гидрологии в проекте реконструкции, так что теперь проектировщики и строители могут и не успеть к необходимому сроку. К слову, когда нужно было к выборам 96-го воссоздать копию ХХС, Лужков распорядился строителям ни на какую геоподоснову не обращать внимание.
Тем не менее, после успешного саммита «большой восьмерки» в воссозданном императорском дворце под Питером, Путин выглядел явным фаворитом в символической гонке. Мэру Москвы не по силам принести «жертву» такого масштаба на алтарь подшефных символов. И совсем было обозначился полный перевес «питерских» не только на постсоветском, но и на постимперском символическом поле, как вдруг – среди ясного неба грянул настоящий облом, способный перечеркнуть все усилия «питерских» по возрождению имперских символов северной столицы. Разорвалась бомба - феноменальная по наглости кража более 200 экспонатов из Эрмитажа, главной жемчужины имперского наследия России.
Никакими ведомственными пресс-конференциями, съездами музейных работников, никакими сообщениями о возврате части украденного не закрыть зияющую брешь в символическом капитале «питерских». Закрыть ее можно только принесением в жертву кого-то из больших музейных чиновников. Но и здесь палка о двух концах – не то что уволить, а даже признать персональную вину Пиотровского – значит признать неверной всю кадровую политику опоры на «питерских». Поэтому пока списали на несовершенство всей постсоветской системы. Но без реальной кадровой жертвы никак нельзя, и если Швыдкой не найдет «козла отпущения», желательно в стане «московских», то придется ему самому играть эту почетную роль политического балласта.
А тем временем «московские» пошли в символическое наступление. В ответ на реконструкцию Константиновского дворца к саммиту, мэр Москвы ко Дню города открыл «реконструированный» царский дворец в московском парке Царицыно. Лучше бы он этого не делал. Это как раз тот случай, когда излишнее усердие в молитвах чревато серьезной травмой лба об пол.
Нет, сама по себе абстрактная идея восстановления царского дворца в качестве одной из главных достопримечательностей столицы – очень даже разумна и плодотворна. Но, как всегда, вся чертовщина – в деталях, которых в этом историческом символе более чем достаточно.
Вот интересно, как римляне, итальянцы и даже в целом европейцы отнеслись бы к мэру Рима, который на месте руин Колизея воссоздал бы новодел в натуральную величину точно по проекту древнеримского архитектора – новенькие кирпичные стены пусть даже из исторического кирпича, пластмассовые сиденья, а потом устроил бы там состязания или, скажем, спектакли на тему древних римлян. Но ведь культурно-исторический статус у Царицинкого дворца был точно такой же, как у Колизея, а именно «руины». И еще одна историческая деталь - матушка-царица Екатерина Великая, на что из бывших лютеран, а как увидела масонскую символику на стенах строящегося дворца, так и приказала прекратить безобразие. А православными молитвами и стараниями мэра Лужкова замысел архитектора-масона, наконец-то, доведен до завершения.
Но и это полбеды. Ради царицынского дворца мэр Москвы пошел на самую дорогую для «московских» жертву – поступился городской недвижимостью в виде здания бывшей городской думы, «отмыть» которое от советской символики музея Ленина нельзя. Мэр даже подписал с федеральными ведомствами протокол о разделе недвижимости в части памятников истории и культуры. Федералам отошли в основном офисные здания, а для себя Лужков попросил «всего лишь» право заботиться о церквах да музеях. И невдомек «питерским» чиновникам, что право приносить жертвы из городского бюджета на алтарь политически актуальных символов – для большого политика важнее доходов от офисной аренды.
Заметим, что кроме царицынского дворца, по межведомственному плану раздела памятникам, «московским» должны отойти царское село Коломенское с одноименным музеем-заповедником, а также измайловский дворец царя Алексея Михайловича, что на острове в пруду, плюс Лефортовский дворец и ряд музеев-усадьб – Кусково, Кузьминки. Все эти дворцы передаются в оперативное управление Государственного музея-заповедника «Коломенское».
Мэрия Москвы обосновывает свое право на царские дворцы тем, что в советское время они были на территории, подведомственной Моссовету. Но в советское время даже Кремль находился на территории подведомственной Ленинскому райкому и Моссовету. Однако постсоветские аргументы уже практически не действуют, а в рамках нового постимперского дискурса статус бывших царских дворцов никак не может быть ниже федерального. Поэтому можно уже сейчас прогнозировать большие трудности, с которым ведомственное соглашение между Лужковым и Швыдким столкнется в Федеральном Собрании. Ведь соглашение о памятниках согласно определению Конституционного Суда должно быть утверждено федеральным законом.
И здесь поспешное «восстановление» Царицинского дворца, а на деле уничтожение исторических руин, может сыграть с Лужковым злую шутку. Далеко не все депутаты даже от «Единой России» готовы во всем поддерживать Лужкова. Тот же Лебедев со своей депутатской группой наверняка поставит все острые вопросы ребром. В частности, как можно доверять все остальные дворцы московским чиновникам, уже напортачившим с историческим памятником в Царицыно.
А еще наверняка всплывут интересные документы Мосгорисполкома и правительства Москвы по поводу юридического статуса Государственного музея-заповедника «Коломенское». Можно начать с того, что статус этот определен распоряжениями, принятыми в периоды междуцарствия. Сначала в апреле 1990 года председатель Мосгорисполкома Сайкин в последние часы своего председательства подписывает распоряжение с символическим номером 666 – о реорганизации музея «Коломенское» и приращении его территории за счет колхоза «Огородный гигант».
Следующее распоряжение только что созданного взамен исполкома правительства Москвы за подписью премьера Лужкова датировано октябрем 1991 года. Для тех, кто запамятовал, это период полного безвременья в политике, когда СССР еще был, а союзного правительства уже не было, но при этом ноябрьский съезд российских депутатов еще не состоялся и не утвердил особые полномочия президента. Тем более не были подтверждены полномочия правительства Москвы, а постановление о разграничении государственной собственности и вовсе принято в самом конце декабря. Наверняка вспомнят и о несообразностях при утверждении мэром Москвы устава музея-заповедника, где сначала идет ссылка на закон об управлении объектами собственности города Москвы, а затем говорится лишь о «подчиненности» городу юридического лица, управляющего так и не разграниченной собственностью.
Ну и самое пикантное во всем этом деле, что может всплыть при обсуждении на федеральном уровне судьбы злосчастного Царицынского дворца, это – подробности семилетней давности скандала, когда по письму главного архитектора «Коломенского» в отношении директора музея завели сначала одно уголовное дело, а потом и еще. По первому – о перерасходе строительной сметы, применили амнистию. А второе – о недостаче музейных ценностей на пять с лишним миллиардов неденоминированных рублей – куда-то задевалось сразу после того, как Лужков с «Отечеством» сдался на милость победителей из «Единства». Понятно, что рукописи такого рода бесследно не исчезают и могут внезапно найтись, особенно когда Швыдкому и его коллегам срочно нужны «козлы отпущения» в нынешнем музейном скандале.
Как говорится в таких случаях в фильмах про разведчиках: «Но обо всем этом Штирлиц еще не знал…». Этот эпизод будет разыгран только в следующей серии.
Subscribe

  • О ком звонит последний рейтинг

    14 ноября был опубликован «рейтинг выживаемости губернаторов». Новостью дня его сделала предваряющая реплика президента Медведева о том,…

  • Мистер и мистер Смит

    Поскольку внутри тандема слагаемые можно переставлять долго, то для желающих запустить кадровый лифт остается надежда только на смену одного тандема…

  • Специально для журнала "Зиновьев"

    Станислав ПЕТРОВ Об особенностях жанра глобальных прогнозов «И примешь ты смерть от коня своего!» (А.С.Пушкин) Политика…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments